Встреча с Воландом



Обратная связь



Зворотний зв'язок



Feedback

Летом 1946-го по Москве шёл молодой офицер в погонах старшего лейтенанта

Он впервые был в Столице – до войны как-то не удалось. Он недавно поступил в Ленинградскую Военно-транспортную Академию имени Кагановича и получил первый отпуск. Душа просила праздника, а в ресторан пойти было ещё рано. Туда в те годы ходили военные, спекулянты и ответственные работники. Хотелось чего-то необычного, чем потом можно было похвастаться перед сослуживцами и девушками. Выбор был крайне невелик – кинотеатр, театр или просто погулять по ещё малознакомому городу. 

Но сегодня был необычный день – день Всесоюзного парада физкультурников. Эти парады проводились только в столицах и крупных города страны, но не на родине офицера. Проблема заключалась лишь в том, чтобы попасть на главный стадион страны - «Динамо». В те годы даже в кино попасть было очень нелегко, а уж на этот праздник, и подавно... Офицер несколько раз обошёл стадион, но у каждого входа стояли огромные толпы будущих зрителей и прочих желающих проникнуть внутрь. В кассах билетов не было уже несколько дней, как на главные матчи футбольного сезона с участием «Динамо» и ЦДКА. Можно было бы  и дать небольшую мзду у входа, но не делать же это при свидетелях? 

Вдруг он увидел, что у одного из входов никого нет, кроме скучающего лейтенанта, что весьма насторожило молодого фронтовика. Старлей подошёл к нему и тихо спросил, можно ли зайти внутрь за вознаграждение, мол, договоримся. Лейтенант с готовностью согласился спросить у старшего смены. Через несколько минут изнутри вышел лысоватый полковник, подошёл и потребовал предъявить документы. При этом сам показал удостоверение с пугающими буквами МГБ. Внимательно и быстро изучив венный билет и удостоверение отпускника, он строго потребовал пройти за ним.  

В одном из кабинетов он ещё раз, но более внимательно прочитал документы и стал задавать различные вопросы о службе офицера, его родственниках, откуда приехал и зачем, внимательно изучая лицо задержанного добрыми, но почему-то разноцветными глазами. Старший лейтенант не читал «Мастера и Маргариту», но эти глаза завораживали, гипнотизировали и парализовали его. Ему вдруг захотелось оказаться в любом другом месте Планеты кроме этого кабинета. 

Приветливость полковника как рукой сняло, когда он услышал, что родители нарушителя во время войны проживали на временно оккупированной территории. После этого он поднял трубку одного из телефонов на своем столе, после чего в кабинет вошёл ещё один лейтенант.  

– Посидите с лейтенантом! – попросил он.

– «Товарищ» уже не сказал, – со страхом подумал старший лейтенант. Так жутко ему не было даже на Волховском фронте во время артобстрела или атаки.

Несколько минут ожидания показались бесконечными. Наконец, полковник вернулся и жестом приказал лейтенанту покинуть кабинет. После длительного молчания он сказал:

– Ты хоть понимаешь, что ты наделал?

– Я хотел посмотреть парад физкультурников! 

– Лучше бы в пивную пошёл или ресторан. Это вход на трибуну, где сейчас сидят товарищи Микоян, Маленков, Жданов и сам, понимаешь, КТО! Если бы я поднял трубку вон того красного телефона, тебя забрали бы очень строгие, но справедливые люди и начали бы изучать твою семью до седьмого колена! Но я вижу, что ты порядочный человек, настоящий фронтовик, советский воин и патриот, поэтому я тебя отпускаю. Сколько там еще у тебя отпуска осталось? 

– Трое суток, товарищ полковник. С дорогой вместе. 

– Товарищ старший лейтенант! Вы свободны, отдыхайте и учитесь только на «отлично» согласно Присяге! 

– Конечно же, ты так мне и поверил и никуда не звонил! – подумал старший лейтенант, но вслух громко ответил: 

– Разрешите идти? 

– Идите и больше не нарушайте! 

– Есть! Не чуя ног под собой и не видя дороги, он, слегка шатаясь, уходил всё дальше и дальше по московским улицам, пока не остановился у одного из ресторанов. Там он мысленно перекрестился и заказал водку, пиво и что-то на закуску. Дальнейшие события того вечера он помнил смутно. На следующее утро он уехал в Город трех революций.  – Что же потом будет? 

Никаких последствий в дальнейшем, вроде бы, не последовало. 

Этим офицером был мой отец, фронтовик, выпускник одного из самых престижных военных учебных заведений страны, так и не ставший даже подполковником. Просто не повезло. 

Романа Булгакова он так и не прочитал…

Автор: Леонид Кучеренко


Добавить комментарий