Чулки



Обратная связь



Зворотний зв'язок



Feedback

чулки

Для женщины красивое нижнее бельё – это не роскошь. Неет! Это – необходимость.

Для женщины красивое нижнее бельё – это не роскошь. Неет! Это – необходимость.
Ростова, вот смотрю на тебя и удивляюсь: и мордашка красивая, и фигурка ладная, а в общем формате ты – ни рыба ни мясо. Не холодишь, не греешь.
Ираида Станиславовна, глядя на сконфуженную Ростову, поправила безупречную стрижку, протяжно, с долей пренебрежения, выдохнула и, зажав в губах пустой мундштук (уже месяц она пыталась бросить курить), пожала плечами, одно из которых кокетливо выглядывало из модного свитера.
– А ну подойди ко мне! – практически скомандовала женщина.
Ростова, вжав голову в плечи, засеменила к Ираиде.
– Таак, блузочка отменная, – произнесла женщина, ощупав качество ткани, как только девушка оказалась около неё. – И юбочка тоже на твёрдую пятёрочку! Может, ещё не всё потеряно? А?
Продолжая восседать на офисном стуле с таким достоинством, будто королева на троне, Ираида Станиславовна подняла глаза на покрасневшую девушку.
– И волосы чудесные, – констатировала женщина, пропустив русую прядку сквозь свои холёные пальцы. – А тут что? – Ираида Станиславовна бесцеремонно слегка приподняла юбку Ростовой и коснулась её ноги. 
– Ой! Вы что? – испугано отпрянула девушка, не ожидая такого панибратства от старшей коллеги. 
– Так я и думала.
Ираида Станиславовна, пропустив мимо ушей слова Ростовой, брезгливо закатила глаза.
– Тёплые колготки. Да ты – полный отстой, Ростова. Кто же носит такое? – женщина, приподняв недовольно брови, сделала удар на слове «такое». – Это же рудименты женского туалета. 
– Я мёрзну, – потупив глаза, хриплым от стыда голосом ответила девушка, радуясь хотя бы тому, что сейчас обеденный перерыв, и все коллеги разбежались.                                                                            
 
– Мёрзнет она! – Ираида Станиславовна бросила мундштук на стол и нервным движением начала рыться в сумочке. – Мёрзнет! Тебе сколько лет? Сто? Двести?
Наконец женщина извлекла из недр сумочки пачку сигарет, достала одну и поднесла к носу. Втянула запах никотина, блаженно прикрыв глаза.
– Ты меня доведёшь  до... до...  курения!  Из-за таких, как ты, приличные женщины не могут бросить курить!
Женщина снова втянула запах сигареты, а потом резко смяла её в руке и швырнула останки таковой в урну, стоявшую около стола.
– Женщина обязана носить чулочки! – нарисовав в воздухе изящный жест рукой, выдохнула Ираида Станиславовна. – Чулки – это наше секретное оружие! Они украшают наши ножки и зажигают блеск восторга в глазах мужчины. Поняла? Чулки!!! А не твои нелепые бабские.., – Ираида Станиславовна указательным пальцем, на котором красовался «маркиз» с огромным рубином, указала на ноги Ростовой.
– А их всё равно не видно, – прошептала Ростова. 
– Дааа, – манерно поджав плечи, сказала женщина. – С тобой всё ясно. Ты у нас – самая что ни на есть Наташа Ростова. Свободна. Урок высокой моды окончен. Садись. Два.
Девушка вздохнула и направилась на своё рабочее место, в очередной раз мысленно сердясь на родителей, которые не придумали ничего умнее, как дать при рождении девочке, у которой фамилия Ростова, имя Наташа.
Да, она Наташа Ростова. 
Только вот вопрос: где затерялся её Пьер Безухов? 
Ладно, не надо ей Пьеров. Подошёл бы и нормальный, вполне себе обычный парень. 
Только нет их! Ни одного до не было. 
А ведь красотка у родителей получилась. Как папа говорит – сделана с любовью. И личико отменное, и фигурка точёная. Всего в меру. А вот со скромностью и закомпексованностью перебор случился.
Наташины размышления прервал голос Ираиды Станиславовны:
– Ростова! – голосом, не терпящим возражений, отчеканила женщина. – Купи чулки!     
Наташа попыталась в ответ улыбнуться, но получилось ужасно.
Девушка плюхнулась на стул, непонимающим взглядом уставилась в компьютер и задумалась.
«А может, действительно, взять и купить чулки! Сексуальные такие, с ажурной резиночкой на бедре! А? Даже мама говорит, что я слишком правильная. Всё у меня по полочкам разложено, везде порядок. – Наташа почесала голову, борясь с сомнением. – Может, мама права, заявляя, что в женщине должно быть немного хаоса».
Возвращаясь с работы, Наташа практически утвердилась в мысли о приобретении чужеродного для неё элемента женского гардероба. 
Но очень хотелось замуж...
В магазине белья Наташу встретила приятная продавец и, услыхав запрос покупательницы, выложила на прилавок несколько экземпляров чулочных изделий. 
Чувствуя себя полнейшим профаном, Наташа тыкнула пальцем в первую попавшуюся упаковку.
– Чудесный выбор, – проворковала продавец. - Знаете, для женщины красивое нижнее бельё – это не роскошь. Неет! Это – необходимость. Мы начинаем себя ощущать красавицами. Появляется такая уверенность! Вот посмОтрите! Завтра наденете и меня вспомните!
Дома девушка достала из кулька тончайшие, очень приятные на ощупь чулочки цвета антрацит. Они переливались, легко проскальзывали сквозь пальцы, навевали забавные мысли. В общем, завораживали.
Спать ложилась Наташа воодушевлённой. Ей показалось, что она даже спину начала ровней держать. 
И это ещё даже не примерив обновку! То ли ещё будет, когда она свои стройные ножки облачит в роскошную красоту!
Утром Наташа долго разглядывала себя в зеркале. Вернее, свои ножки, на которых красовалась вчерашняя покупка. 
Отражение радовало и окрыляло.
– Ираида права! – улыбнулась Наташа.
Из зеркала глядела привлекательная молодая особа, глаза которой хитро сверкали, будто она являлась хранительницей некой волшебной тайны.
– Даа, и девушка не обманула, – прошептала Наташа, вспомнив продавщицу. – Я верю в себя!
На этой оптимистично-восторженной нотке уверенная и довольная своим внешним видом, Наташа выскочила из дома, уже прилично опаздывая на работу. 
Хаос в женской голове – дело, конечно, увлекательное и затягивающее, но из-за него теперь придётся втискиваться в переполненную маршрутку.
На улице мартовский ветер весьма бодренько заглядывал под юбочку. Это слегка огорчило. Через две минуты ходьбы Наташа откровенно замёрзла. 
Она быстро семенила ногами, пытаясь немного согреться.
На остановке наблюдалось нашествие из человеческих экземпляров разнообразного вида. 
Подъехавшую маршрутку брали штурмом. 
Мужчина с огромной сумкой «мило» растолкал стоявших впереди дам и ловко запрыгнул в нутро маленького автобусика. 
И тут дверь с ужасным скрипом захлопнулась
Всё! Маршрутка отказывалась становиться резиновой. Охнув, ахнув и ужасно накренившись на правый бок, маршрутка поехала, оставив опаздывающее по своим делам скопище людей в разъярённом состоянии, заодно обдав их приличной порцией выхлопных газов.
Взглянув на часы, Наташа была вынуждена признать, что она уже опоздала, уже замёрзла и уже готова расплакаться. 
Четвёртого «уже» она не вытерпела бы! 
Поэтому девушка подняла руку, мечтая остановить такси.
К её огромному удивлению, первая же машина притормозила. Причём не какой-то там затрапезный автомобильчик, а самый настоящий ... заграничный. 
Наташа плохо разбиралась в марках машин, ориентируясь лишь на женское «красивая» и « не красивая».
Из красивой машины выглянул молодой мужчина и тут же расплылся в обворожительной улыбке.
– Девушка! Садитесь, подвезу, – раздался хриплый голос, вслед за которым хитро подмигнул правый глаз.
«Ничего себе!» – подумала Наташа, немного смутившись.
Такого ещё никогда не было, чтобы вот так, сразу, и такой красавчик, да на такой машине, да с таким баритоном, да с такой улыбкой!
«Чулки!» – блеснула мысленная молния, вслед за которой в голове забарабанили слова из хвалебной песни в честь Ираиды Станиславовны.
– Спасибо, – выдохнула Наташа и кокетливо уселась в машину.
Кокетство?! Откуда?! 
Как пить дать – чулки сработали!
–Тимур, – тут же представился мужчина, пройдясь по Наташе заинтересованным взглядом.
– Наташа, – улыбнулась девушка.
Разговор завязался сам собой. Говорили, будто хорошие знакомые, которые давно не виделись. Смеялись, шутили. Легко, просто и душевно. Тимур оказался остроумным, весьма тактичным. 
Наташа, отвечая искренним смехом на его шутки, мысленно водрузила на голову Ираиды Станиславовны корону. Её благодарность старшей коллеге не имела границ.
Эх! Быстро приехали!
– Предлагаю наше знакомство продолжить, – произнёс Тимур. – А, заодно, и перейти на «ты».
Вдруг в голове Наташи возник эпизод из её любимой книги «Театр», в котором главная героиня Джулия Ламберт в любых непонятных или важных ситуациях предлагает держать... паузу.
Игриво улыбнувшись – неужели снова чулочки? – Наташа включила волшебную паузу и затянула ответ на пару минут.
– Хорошо, – наконец-то выдохнула девушка.
– В котором часу заехать за Вами? 
– Я работаю до шести,
– В шесть я буду ждать на этом самом месте.
Тимур снова моргнул, заставив сердце девушки на мгновение зависнуть в счастливом полёте, и, пожелав счастливого дня, уехал.
Когда машина скрылась за углом, Наташа радостно захлопала в ладоши. 
День начался волшебно и многообещающе! Всё было восхитительно! За исключением одного – сильно замёрзла пятая точка.
Но творящим чудеса чулочкам Наташа легко простила эту маленькую неприятность.
Она неслась по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки, желая поделиться с чародейкой Ираидой произошедшими с ней переменами.
Увы, сегодня старшая коллега взяла внеплановый отгул, а другие сотрудники офиса вряд ли отнеслись бы с пониманием к рассказу Наташи – коллектив не отличался сплочённостью и душевностью.
Так что пришлось своё радостное возбуждение держать в себе. Хотя горящие глаза девушки  не остались незамеченными сослуживцами.
– Ростова! Ты что заболела? – съехидничала первая красотка офиса Яна. – Глаза блестят, щёки красные. Ты нам тут бациллы не разбрасывай. Скоро восьмое марта, и я совсем не хочу получать подарки, хлюпая носом. 
– Я просто замёрзла, – прошептала Наташа и быстренько промчалась сквозь строй коллег к своему рабочему месту.
Через полчаса девушка опустошала вторую чашку чая, желая согреться.
Цифры, отчёты и прочая бухгалтерская ерунда отказывались проникать в мыслительный процесс, который сегодня был весь посвящён новому знакомому. И, естественно, новым чулочкам.
В обеденный перерыв Наташа умчалась в ближайший магазин косметики за новой помадой, чем снова сильно удивила коллектив. Обычно она оставалась в офисе.
После обеда время тянулось непозволительно долго. Каждые пять минут Наташа смотрела на часы, а потом переводила взгляд на маленькое зеркальце, чтобы вновь убедиться, что новый блеск делает её губки более пухлыми. 
Связь между мозговой деятельностью и движениями рук в связи с ожиданием вечера была полностью нарушена – верхние конечности совершали постоянные несанкционированные рокировки предметов на рабочем столе, одна из которых закончилась вполне предсказуемо – на пол свалилась большая подставка для ручек.
Девушка тут же ринулась собирать раскатившиеся по ковровому покрытию карандаши. Это получилось столь шумно и неловко, что коллеги, старательно делающие рабочий вид, тут же обратили внимание на нарушительницу их дремоты.
– Ростова! – пренебрежительно скривившись, буркнула красавица Яна. – Ты точно больная!
– Прошу прощения, – еле выдавила из себя покрывшаяся румянцем Наташа и сгребла ручки-карандаши.
Оказавшись снова на стуле, девушка попыталась контролировать свои руки.
Но ожидание дошло до крайней степени возбуждения. Теперь уже ноги, помимо воли хозяйки, лихо отплясывали под столом нервный канкан, рискуя удивить сотрудников своим сексуальным одеянием в виде чулков.
Послышались смешки. Наташа резко включила режим детской игры «морская фигура на месте замри» и уставилась в компьютер.
Наконец-то шесть часов!
Наташа встречала окончание рабочего дня в полной боевой готовности: глазки блестят, на губах новый блеск, за ушком свежая порция духов – кстати, тоже купленных в обеденный перерыв, а на ножках – ухх! – глубоко полюбившиеся чулочки.
Тимур, гордо приподняв голову, с наслаждением курил, вальяжно прислонившись к машине. 
Молодой человек примарафетился – стильное пальто, шарф в клетку, ботинки с нуля. Он сиял, как новые пять копеек.
Заприметив Наташу, Тимур щелчком пальцев избавился от сигареты и раскрыл руки в ожидании объятия. На лице светилось восхищение. 
На ранние объятия Наташа не решилась, но невинный дружественный поцелуй в щёчку позволила.
Тимур отвесил Наташе значительную порцию вполне заслуженных комплиментов, введя девушку в глубокое смущение. Но она тут же вспомнила про чулочки и взяла себя в руки.
– Мы поужинаем в самом элитном ресторане города, – молодой человек явно хотел блеснуть. – Там блюдо от шеф-повара – оленина под соусом из красного вина. Язык проглотишь! 
– Дааа! Я ещё никогда не ела оленины, – улыбнулась Наташа.
– Предлагаю перейти на «ты», - Тимур вопросительно взглянул на спутницу.
– Я согласна.
Огромную стеклянную дверь в ресторан перед Тимуром и Наташей услужливо распахнул этакий «кинг конг» под два метра ростом в форменной одежде.
Интерьер ресторана был выдержан в охотничьем стиле. Со всех стен на посетителей стеклянными глазами взирали чучела несчастно убиенных животных, будто бы безмолвно вопрошая: «За что?!».
Наташа тут же ощутила некий дискомфорт. Лицезрение останков медведя, дикого кабана, косули, оленя и других зверей не доставляло девушке удовольствия. Но она молчала, не желая разрушить намечающуюся романтичность вечера.
По иронии судьбы их столик располагался под головой огромного оленя с чересчур ветвистыми рогами. 
От Наташиного внимания не ускользнуло, что на одном из разветвлений какой-то посетитель-шутник прицепил бумажную салфетку. 
По всей видимости, обслуживающий персонал это обстоятельство ещё просто не успел заметить. И теперь белый клочок бумаги сигнализировал либо о бессловесной капитуляции животного, либо служил для утирания слёз этого оленя.
«Прости меня, олень. Сегодня я буду тебя кушать», – вздохнула печальная мысль, упорно застряв в одном из полушарий девичьего мозга.
Тимур активно ухаживал за Наташей. Он заказал деликатесы, среди которых коронное место занимало обещанное им блюдо из оленины. К нему попросил принести дорогое красное вино.
Молодой человек сыпал комплиментами, шутками, блистал остроумием. В общем, очень хотел обаять свою красивую спутницу. 
А Наташа не могла расслабиться, постоянно ощущая внутренний мандраж. То ли головы животных её пугали, то ли она продрогла в тоненьких чулках.
В общем, всё не то, и всё не так...
Она сердилась на себя и всячески старалась выглядеть довольной, пряча набирающую обороты растерянность за кривоватой улыбкой.
Официант откупорил вино и разлил по бокалам, а затем начал приносить одно за другим красиво оформленные блюда.
– За знакомство! – произнёс Тимур.
Молодые люди выпили немного вина и откушали салат, который оказался очень вкусным.
Наташа ела медленно, а Тимур с аппетитом, часто запивая вином.
Он раскраснелся и заметно расслабился в речах. В голосе появились неприятные нотки. В руках смелость. Он то и дело накрывал своей влажной ладонью руку девушки.
Наташа даже не могла объяснить себе, почему, но с каждой минутой молодой человек нравился ей всё меньше. 
Его подмигивание, которое ей так понравилось сегодня утром, сейчас выглядело вульгарным и навязчивым.
Наконец подали оленину.
Блюдо выглядело роскошно. 
Тимур приступил к еде, а Наташа всё не могла попробовать этот изыск. Ей казалось, стоит повернуться назад, и на неё со стены спрыгнет мохнатая голова оленя, требуя отдать обратно свою плоть. 
Мало того, ни с того ни с сего резинка на чулках, будто озверев, начала сильно давить, вызывая лёгкое подташнивание.
– Какая вкуснятина! – причмокивая, произнёс Тимур и снова прилично отхлебнул вина. – Давай, малышка! Попробуй! Тебе понравится! Это нечто! – восторгался мужчина, уплетая за обе щеки.
– Что-то я наелась, – Наташа выдавила из себя улыбку. 
– Малышка! Ты со мной не пропадёшь! 
– Дааа? Интересно, и почему же? – спросила Наташа, ощутив, как от этих слов, а вернее, от собственнического тона, у неё по спине побежали неприятные мурашки. 
– Я – парень не промах! Денежки умею заработать. Знаешь, где я работаю? – Тимур максимально близко приблизил своё довольное жизнью 
лицо к Наташе. 
– И где же? – девушка облокотилась на спинку стула, желая удалиться от своего спутника. 
– Я – букмекер! – гордо заявил Тимур. – Знаешь, что такое букмекерская контора? 
– Нет, – честно ответила Наташа.
– Для крутых парней букмекерская контора – это практически клондайк, – прищурив глаза, произнёс парень. – Приходят всякие лохи, которые делают ставки на разные там мероприятия, а на самом деле – они добровольно отдают свои денежки нам. Главное в нашей работе – ум и хитрость. У нас в коллективе, знаешь, какой девиз? «Были ваши, стали наши». Это про деньги. Так что, малышка, со мной не пропадёшь.
Наташа, выслушав пьяные откровения Тимура, резко захотела оказаться на удалённом от него расстоянии. Ей было откровенно противно.
– Мне надо в дамскую комнатку, – с кислой миной сказала девушка, чувствуя, что ещё минута в обществе этого человека и, вполне возможно, она испортит звериный интерьер ресторана возвратом съеденного салата. 
– Провести тебя? – вызвался Тимур.
– Нет, что ты! – торопливо ответила Наташа и, прихватив сумочку, вышла из-за стола.
Она старалась по залу идти медленно – не дай Бог, Тимур заподозрит неладное.
Как только Наташа оказалась в вестибюле, она, отбросив условности, рванула к гардеробу за верхней одеждой. Накинув пальто на плечи, она пулей устремилась к выходу.
Стоявший на страже стеклянной двери «кинг конг» снова угодливо открыл дверь перед Наташей.
Оказавшись на улице, девушка на миг замерла, дав колотившемуся сердечку возможность передохнуть. Балансируя на подмёрзшем к вечеру мартовском снегу, она огляделась в поисках свободного такси.
Завидев машину, Наташа мысленно вознесла хвалу Богу и черепашьим шагом поскользила в её сторону.
Усевшись в авто, девушка быстро назвала адрес и, когда такси поехало, Наташа наконец-то расслабилась. Вернее, тело усталое обмякло, а мысли... мысли заметались, словно запертые в клетки звери.
И в центре всех раздумий ярким светом горели два слова - почему? и когда? 
Почему она вечно прислушивается к чужим советам? И когда уже она повзрослеет? Или поумнеет?
Наташа понимала, что жизненный поиск, разумеется, ведёт к разочарованиям, тупикам и даже к ложным тропам, но она и подумать не могла, что всё это может выглядеть так отвратительно.
С нетерпением, граничащим с нервным расстройством, готовым вылиться слезами, Наташа желала попасть домой.
Захлопнув входную дверь квартиры, девушка дёргаными движениями освободила себя от пальто и со злостью швырнула его на пол.
Настал черёд сапог. И тут выяснилось, что «чудесное» свидание в зоопарке под названием ресторан – это не последнее на сегодня приключение. Змейка на правом сапоге, дойдя до середины, категорически отказалась следовать до конечной остановки. Несколько Наташиных насильственных действий по отношению к змейке закончились тем, что бегунок остался в руке девушки.
И тут случилось вполне естественное – хлынули слёзы. 
Посопев носом несколько минут, девушка совершила ещё одну попытку освободить ногу от обуви. На этот раз змейка поддалась, всё же решив без боя не сдаваться. Она расстегнулась, потянув за собой тонкий капрон. 
Дыра. Огромная, не подлежащая ремонту дыра зияла на правом чулке.
Наташа опешила. Через несколько секунд пришла в себя и громко засмеялась. А потом лихо стянула с себя чулочки и, прошествовав в кухню, выбросила их в мусорное ведро.
– Гуд бай! – фыркнула девушка.
Кусок колбасы Наташа жевала прямо около холодильника. За колбасным изделием последовал сыр. А в качестве десерта экстравагантного ужина выступил клубничный творожок. Всё это гастрономическое изобилие девушка запила яблочным соком.
–Это вам не оленина! – интонацией, на которую способна только сильно обиженная женщина, выпалила Наташа и по детски неловким жестом утёрла рот. – Ещё бы мамонта поджарили!
Хлопнула дверца холодильника.
– Всё! С меня хватит! – бухтела девушка, направляясь в комнату – Ростова! Ты отстой! Купи чулки! – гнусавым голосом передразнила она Ираиду Станиславовну. – Даже цветочков не принёс! – вздохнула Наташа, явно припомнив несостоявшегося кавалера.
Утром Наташа проспала – сказались переживания.
Девушка быстро облачилась в любимые, практически родные, тёплые колготы. Потом достала с антресоли старенькие ботиночки. 
Через пять минут она уже направлялась к остановке.
Ей было тепло и уютно в шерстяных колготках. Если бы не постоянные наплывы воспоминаний о вчерашнем приключении, то Наташа могла бы себя назвать абсолютно счастливой.
Людей на остановке собралось превеликое множество. Транспорт не торопился прибывать, поэтому каждый из потенциальных пассажиров уже «бил копытом», готовясь к атаке. Конечно, можно было бы сесть на такси, но лишних денег не наблюдалось. Поэтому пришлось дожидаться общественного транспорта.
С огромными усилиями удалось втиснуться только в третью по счёту маршрутку. А вот «вытиснуться» из неё получилось не только с усилиями, а ещё и с потерями. Две пуговицы от пальто навеки вечные остались погребёнными в прожорливом жерле микроавтобуса.
Растрёпанная и в наполовину расстёгнутом пальто Наташа влетела в офис.
– Ростова! И как это понимать? – строго спросила начальница. 
– Простите, пожалуйста, – Наташа прикусила губу. 
– В следующий раз оштрафую. Немедленно приступай к работе.
Наташа метнулась на своё рабочее место, успев поймать насмешливый взгляд Яны и вопрошающий – Ираиды Станиславовны.
Когда начался обед, коллектив поспешил удалиться из помещения. 
В офисе остались Наташа и Ираида.
Ираида Станиславовна поднялась со стула и направилась в сторону Наташи с грацией танка Т-34.
Но!!! Но надо отметить – танка с роскошной аэрографией на «башне» и супер навороченным тюнингом «броневого корпуса». 
Ираида совершенно не комплексовала по поводу своих размеров, считая, что главное для женщины – горячечная волна, идущая, так сказать, изо всех чакр.
Ну, и стиль, конечно! 
Касаемо второго пункта, Ираиде надо было отдать должное. Она с таким вкусом облачала свои неохватные объёмы в модные шмотки, что вырисовывалась картинка практически женского совершенства.
– Учитесь! – вещала Ираида молодым девчонкам в офисе. – Я сею гламурное и вечное. Запомните! – поднимала она вверх свой указующий перст с «маркизом». – Либо ты нежишь себя, либо скребёшь плиту! Кому-то райское наслаждение, а кому-то – микробы в унитазе. Выбор за вами.
Девушки, втихаря хоть и посмеивались над Ираидой, но всё же присматривались к её манере одеваться.
Вальяжно рассекая пространство крупногабаритными бёдрами, Ираида доплыла до рабочего стола своей молодой коллеги.
– Нууу! Ростова! Чулки купила? – поправив фирменные очки, без всяких предисловий спросила дама. 
– Купила… – выдохнула Наташа. 
– И? – Ираида Станиславовна округлила глаза.
– И ничего путного из этого не вышло, – вздохнула девушка.
– Ростова! Краткость, конечно, сестра таланта, но не в твоём случае! Рассказывай!
Ираида генеральским тоном отдала приказ и опустила свой «броневой корпус» на стул, который душераздирающе квакнул.
– Даже не знаю с чего начать, – пожав плечами, произнесла девушка.
– Начни с того, что метнись к моему столу. Страшно хочу курить. Мне нужен мой мундштук, – женщина поправила двухъярусное жабо на модной блузке. – Чует моё сердце – меня ждёт беременная голова.
– И вот скажи мне, Ростова, оно мне надо? А? Пропускать через свою тонкую, душевную организацию твои совершенно неотёсанные жизненные перипетии? – вопросительно резюмировала Ираида Станиславовна, на удивление терпеливо выслушав сбивчивый рассказ девушки.
Роскошная дама с замысловато-мудрым выражением черепахи Тортиллы на лице густо вздохнула. Потом зажала в ярко-красных губах принесённый Наташей мундштук и принялась активно его покусывать, пытаясь таким образом заглушить страшное желание закурить.
– Как учил товарищ Сталин, только великая цель рождает великую энергию, – не выпуская мундштук изо рта, процедила Ираида.
– Сталин? – девушка в непонятке округлила глаза.
–Так, всё ясно, – покачала головой дама. – Главное – не историческая личность, а девиз. Повторяю: великая цель рождает великую энергию. 
– Понятно, – мотнула головой Наташа. 
– И что тебе понятно?! Чулочки, помадки и другая женская дребедень – это всё вспомогательный материал в достижении намеченной цели. А у тебя ни цели в голове, ни атрибутов на тебе. 
– И что мне делать? – моргая ресницами, спросила Наташа.
– Тебе сколько лет? – Ираида Станиславовна, не смотря на вес, величаво приподнялась, продолжая буравить бедную девушку вопрошающим взглядом.
– Двадцать семь, – вздохнула Наташа.
– Стань рыжей.
– Что? Я не хочу перекрашиваться! – девушка с волнением коснулась волос.
– Ну что ж ты такая простая, словно азбучная истина! Не надо понимать всё так буквально. – Ираида пожала плечами, выражая таким образом свою полнейшую обескураженность. – Стань рыжей внутри. Немного безрассудства и пофигизма не помешали ещё ни одной женщине. Слышала выражение – «рыжая-бесстыжая»?
Наташа утвердительно кивнула головой.
– Уже неплохо, – дама игриво приподняла брови. – Отключи ум на время, окунись в эмоции. Позволь себе быть женщиной! Уловила? Женщиной!!!
Ираида произнесла последнее слово с таким изысканным достоинством, что Наташа даже слегка позавидовала старшей коллеге.
Ираида, рассекая скромное офисное пространство своими нескромными габаритами, поплыла к рабочему месту. 
Оказавшись на стуле, она выудила из сумки пачку с куревом. Высыпала все сигареты на стол и начала раскладывать из них никотиновый пасьянс.
Остаток трудового дня у Наташи прошёл под эгидой вполне себе серьёзных помыслов о жизни насущной. Ираиде таки удалось посеять зерно раздумий в невинной девичьей душе.
Выйдя на улицу, Наташа довольно вздохнула – погода к вечеру подобрела. 
Самая запасливая часть мужского населения уже оснащалась букетиками из нежных тюльпанов и бархатистых нарциссов. 
Оно и понятно – шестое марта. 
Ещё денёчек и – женский праздник.
Взгрустнулось.
Наташа знала, что без цветов на праздник не останется. 
Завтра в честь Восьмого марта начальство раскошелится на скромный офисный сабантуйчик  – шампанское и конфеты. А потом каждая женщина получит в дар розочку.
А с самого утра в праздничный день поздравит папочка. Восторженно улыбаясь от огромной любви к дочке, он, сбивчиво пытаясь высказать самые лучшие пожелания, вручит своей девочке прекрасный букет из жёлтых тюльпанов – Наташиных любимых.
Всё это замечательно, но...
Отогнав навязчивую грустинку, Наташа, решила воспользоваться приятным, на удивление безветренным вечером, и пройтись пешком. Стоило ей сделать несколько шагов, как, поравнявшись с ней, резко затормозила машина. Чёрная. Красивая. Наташа обомлела – неужели Тимур?! Он же знает, где она работает!
Этот факт она как-то абсолютно выпустила из виду, радуясь, что не успела дать ему номер телефона.
Резко вильнув в сторону магазинов, девушка прибавила скорость. А затем просто побежала. Перспектива общения с Тимуром её совершенно не прельщала.
– Наташа! – послышался мужской голос за спиной.
Услыхав своё имя, девушка включила спринтерскую скорость и уже откровенно удирала.
– Наташа! Подожди! – голос, настойчиво требующий общения, приближался.
Не пытаясь отрицать очевидное – её догонят при любом раскладе, Наташа остановилась. Чему быть, того не миновать.
– Наташа! Ну, ты и стартанула! Еле догнал тебя. Привет! – вымолвило мужское лицо.
Наташа присмотрелась и облегчённо выдохнула – не Тимур. Но внешность, явно, была знакомой. Только вот девушка никак не могла припомнить – кто это?
– Не узнаёшь?
От бега дыхание и у Наташи, и у мужчины участилось. И теперь каждый при выдохе производил белое облачко пара, которые соединившись в единое целое, мешали Наташе рассмотреть собеседника. Мало того, обоняние Наташи уловило исходящий от облачка собеседника ненавязчивый запах сигарет. 
Это обстоятельство, странным образом, Наташу привлекало.
– Нет, - честно призналась Наташа.
– Неужели я так изменился? – послышался хрипловатый мужской смех. – Тогда представлюсь – Александр Игнатов.
Молодой человек с гусарской удалью пристукнул ногами.
– Саааша!!! – на лице девушки отразилось такое неподдельное удивление, что Александр захохотал.
– Что? Не похож? А я вот тебя сразу узнал! Это ж сколько мы с тобой не виделись?
Наташа, прижав обе ладошки к щекам, с интересом рассматривала стоявшего перед ней представителя сильной половины человечества. 
Модная бородка, стильная стрижка, первые морщинки. 
Взрослый, состоявшийся мужчина. В памяти всплыл образ худенького, нескладного подростка Саши Игнатова.
– Наверно, больше десяти лет! – выпалила Наташа, пытаясь в уме произвести математические расчёты. – Ты переехал в другой город в восьмом классе. Нам тогда было по пятнадцать лет. Ой! Как давно мы не виделись…
– Да, время стремительно летит. – Александр помахал головой. – А ты такая красивая стала. Правда, ты всегда красивой была. Ты мне даже нравилась. Очень. 
– Я?! – удивилась девушка. 
– Просто я стеснительный был, – молодой человек забавно почесал затылок. – Так тебе и не признался. Знаешь, как я переживал по этому поводу, когда уехал? Всё порывался написать тебе письмо.
Наташа засмеялась.
– А как... каким образом ты оказался тут? – спросила она.
– Бизнес, – ответил молодой человек. – Я только месяц назад вернулся. Вот, буду теперь снова в этом городе жить. А ты как? 
– Нормально, – улыбнулась девушка. 
– Замужем, наверно? – стеснительно улыбнувшись, спросил Саша. 
– Нет, – Наташа слегка виновато пожала плечами.
Александр оживился, а потом вдруг ни с того ни с сего хлопнул в ладоши, чем снова вызвал смех у собеседницы.
– Сегодня я очень занят по работе – ты уж прости меня. А завтра у нас с тобой будет свидание! Как ты относишься к моей самоуверенности? Ты не против?
Наташа засмеялась, давая понять, что очень даже не против.
– Поехали! Я подвезу тебя домой, а то ещё простудишься, и я буду чувствовать себя виноватым.
В машине молодые люди весело болтали, вспоминая забавные случаи из школьной жизни. Наташа то и дело ловила себя на мысли, что ей тепло и очень комфортно рядом с Александром.
– Знаешь что, я приглашаю тебя на завтра в ресторан, – восторженно заявил Саша, как только они подъехали к дому Наташи.
Эти слова выбили девушку из радостной колеи. Она отпрянула от собеседника и насторожилась.
– Я не люблю всякие там изыски и деликатесы, типа оленины, – слишком серьёзно произнесла Наташа, чем поставила в тупик своего спутника.
– Я тоже не люблю. Будем есть пиццу и запивать её кока-колой. Хочешь?
– Хочу, - засмущалась девушка, чувствуя, как снова погружается в состояние спокойного удовольствия. – Кстати, а как ты относишься к букмекерам?
Александр снова был не на шутку обескуражен. Округлив глаза, он изучающе взглянул на девушку.
– Вообще-то, я к ним никак не отношусь. А чего это тебя так интересует? 
– Так просто, – спокойно выдохнула Наташа и улыбнулась.
– Тогда завтра в семь вечера я буду тебя ждать на этом месте! Договорились? 
– Договорились!
Вечер прошёл в беспокойно-восторженном возбуждении.
Она вдруг почувствовала себя женщиной! Причём не просто женщиной, а рыжей женщиной. Именно такой, о которой говорила Ираида. 
А знаете, почему? 
В связи со встречей Александра эмоции задорно отплясывали чарльстон, вызвав временное отключение ума. 
Оказывается, это очень даже приятно чувствовать себя женщиной. 
В голове – ливень из радостных мыслей, в душе – радуга из восторженных ощущений, а в животе... Да, да, в животе порхают те самые бабочки, которые воспеты не одним поэтом.
Ночь же выдалась особенная. 
Иногда наведывался сон, принося пятнадцатиминутное забвение, а потом сладостное предвкушение снова занимало господствующие позиции, прогоняя Морфея.
Утро Наташа встретила совершенно не выспавшаяся, но на удивление бодрая.
Она тщательно продумала свой гардероб. 
Оделась не броско, но со вкусом. 
Не доставало одного – сексуальных чулочков!
В этом Наташа не сомневалась. Она была уверенна, что в этот раз чулочки сыграют роль великих возможностей. Пусть даже образно. Ведь у неё есть великая цель!
В голове снова нарисовался образ Ираиды Станиславовны. Наташа послала коллеге мысленный воздушный поцелуй и выскочила из дому.
По дороге на работу Наташа зашла в магазин женского белья. Девушка продавец встретила её с улыбкой, словно постоянную посетительницу.
В офисе царило предпраздничное оживление. Уже никто не относился к работе серьёзно. Женщины кокетничали, щедро одаривая мужскую часть работников сногсшибательными улыбками.
Наташа незаметно проскочила в туалет и там переоделась, сменив колготки на чулочки.
Проходя мимо стола Ираиды Станиславовны, она не удержалась и обняла старшую коллегу.
– Ростова! Что с тобой? – дама от изумления открыла рот.
– Стала рыжей. Погрузилась в эмоции, – хитро подмигнула Наташа и заспешила к рабочему месту, не заметив, каким довольным взглядом провожала её Ираида Станиславовна.
– Прогресс налицо, – прошептала себе под нос женщина.
Офисный планктон зычно шумел и активно передвигался по помещению, создавая волны, готовые перерасти в цунами. 
Каждая дамочка осушила свой бокал шампанского, заев пузырики шоколадной конфеткой и занюхав коралловой розочкой. 
Наташа и Ираида, устроившись у окна, весело беседовали, напоминая двух закадычных подруг.
Начальство махнуло на всё рукой, понимая, что коллектив уже не соберёшь в кучу, тем более завтра выходной, и тоже влилось в струю празднования.
Веселье было в полном, допустимом разгаре, когда открылась дверь, и в проёме показался огромный букет жёлтых тюльпанов, вслед за которым вырисовался мужской силуэт.
Обомлев от сказочной красоты цветов, а затем от элегантности держащего их мужчины, все, как по команде, устремили свои взгляды на красотку Яну.
Ну, естественно, кому же, как не первой красавице, предназначена вся эта роскошь (цветы плюс брутальный мужчина)!
А дальше был шок! 
Даже лёгкий градус алкоголя не смог сгладить удивление, когда все увидели, как молодой человек уверенно подошёл к Наташе и вручил растерянной девушке охапку весеннего великолепия.
– Очень захотелось тебя увидеть. И я решил не ждать вечера, – просиял мужчина.                             
Наташа, спрятав покрасневшее и такое счастливое лицо в жёлтых тюльпанах, прошептала:
– Спасибо.
– У меня есть предложение, – откашлявшись, произнесла Ираида Станиславовна. – Давайте молодёжь отпустим?
В помещении повисла тишина, насквозь пропитанная удивлением.
– Так как возражений не имеется – вы свободны! – заключила Ираида, хитро подмигнув Наташе.
Наташа взяла пальто и, прижимая к груди букет, взглянула на Александра. Он галантно предложил девушке взять его под руку. 
Они неторопливо прошли весь офис, чувствуя, как в спину им невидимыми стрелами летят немые вопросы. Только Наташу это абсолютно не волновало! 
Она, как никогда, была в себе уверена.
Может, всему виной чулочки? А?
Вы как думаете?
Автор: Анжела Бантовская
 

Комментарии

Потрясающе красиво и вдохновила на подвиги в ощущении себя настоящей женщиной. Благодарю.

Счастье приходит неожиданно

Добавить комментарий